Многие люди часто сталкиваются с травлей в юном возрасте. Особенно одноклассники любят издеваться над новенькими. В обществе то и дело проскальзывает миф о том, что травля в детском коллективе – это нормально. Взрослые эту проблему у ребенка очень недооценивают, что грозит замкнутостью в себе неприспособленному к взрослой жизни маленькому человечку. Ребенок в будущем может отказываться принимать себя таким, какой он есть.

Почему возникает буллинг и в чем он может выражаться

Буллинг — это издевательство над другими людьми. Его цель — нанести эмоциональный или физический ущерб. Он часто возникает из-за неприязни или зависти к человеку, но необязательно его причиной послужат конфликт или какие-либо действия жертвы. Инициатор буллинга стремится повысить уверенность в себе, чувство собственной важности или авторитет. Травля ребенка в школе может возникать по разным причинам, но наиболее распространёнными из них являются неуверенность в себе, тревожность и отсутствие друзей или знакомых в коллективе.

Различают несколько видов буллинга в обществе:

  • Физический – непосредственные физические действия в сторону жертвы (избиение, пинки)
  • Вербальный – угрозы, оскорбления, насмешки, унижение
  • Социально-психологический – вид буллинга, направленный на изоляцию из общества (слухи, сплетни, бойкот, манипуляции)
  • Экономический – вымогательство, отбор денег или вещей, порча одежды
  • Кибербулинг – травля в интернете через социальные сети. Предполагает собой распространение слухов ложной информации, взломом личных страниц, негативных комментариев

Участниками травли в школе являются:

  • Буллеры
  • Последователи
  • Одобряющие
  • Пассивно одобряющие
  • Равнодушные
  • Потенциальные защитники
  • Защитники

Реальные истории буллинга в школе:

Айжан, 30 лет, учитель математики в частной школе

Я выросла в Караганде. До шестого класса училась в казахской школе, и тогда казалось, что меня сильно дразнили. Я отличалась от других детей. Во-первых, мне было очень легко учиться. Во-вторых, я никогда не принадлежала ни к одной группе, со всеми понемногу общалась, но по факту – ни с кем. Я чувствовала себя неприкаянной, и шутки других детей меня обижали.

В седьмом классе я перешла в русскоязычный технический лицей, и вот там осознала, что это такое – когда дразнят всерьёз. Вначале я не очень хорошо училась, была потерянной. Потому что подготовка была совсем другая, язык тоже другой. Ни русского, ни русской литературы у меня никогда не было, а тут прихожу и надо читать «Слово о полку Игореве». К тому же для русской школы у меня слишком тёмная кожа – меня прозвали Обезьяной и Гориллой. Физического насилия не было, только подколки, но каждый день. Мне кажется, в академических школах дети более жестокие. Они какие-то гораздо более изощрённые. Не просто обзывалки, а всегда с подковырками, интригами. Плюс ещё очень давит то, что ты постоянно должен учиться. Мы учились с 9 до 4, было много домашки. Чтобы всё успевать, пришлось бросить баскетбол.

Родителям я рассказывала, но они у меня немного инертные. Они даже на собрания не ходили, потому что привыкли, что я, брат и сестра хорошо учимся, с нами нет никаких проблем. Сама я почему-то ничего не предпринимала. Наверное, терпеть было легче. Часть меня пыталась не воспринимать травлю всерьёз. Типа это шутки и в них ничего такого нет. Было тяжело. Мне было непонятно, почему такая агрессия направлена была именно на меня. Это задевало, даже если я не плакала и старалась не показывать эмоций. Какая-то реакция всё равно была, и история продолжалась.

Дразнили у нас ещё двух парней: одного за вздёрнутый носик называли Свином или Кабаном, а второго – Дояркой, на самом деле его зовут Данияр. Прозвище придумала я и в какой-то момент даже почувствовала вину за это. Но всё же это он меня жёстко буллил, а я просто удачно ответила, поэтому терзаться как-то глупо. В восьмом классе старостой стала девочка, с которой я хорошо общалась. Она видела происходящее и очень хотела что-нибудь с этим сделать. В итоге собрала всех одноклассников на разговор. Это была крутая идея, мы все высказались. Если честно, я уже не вспомню, кто и что говорил, но после этого вся травля прекратилась. Ну и ещё, я стала хорошо учиться – это автоматически поднимало статус. Может, они услышали, что мне больно, а может, волна уже затихала, и собрание просто этот процесс ускорило. Но, вероятнее всего, сработало то, что инициатива разобраться в ситуации исходила от детей, а не от учителей или директора. Сейчас я сама учитель и вижу все эти паттерны.

Чаще всего дразнят тех, кто чем-то отличается: внешне, обособленно держится, лучше учится. На моих уроках мы постоянно об этом говорим. В Haileybury я делала проект с девочками, которых дразнили. Мы записывали на аудио истории, накладывали мрачные звуковые эффекты, а в конце выходили в футболках, на которых были написаны причины травли. Мне кажется, поднимать осведомлённость и обсуждать проблемы буллинга очень важно.

Андрей, 37 лет, владелец сети ресторанов

Я был очень хилым ребёнком. Не болезненным, но бледным, тощим и каким-то нескладным. Физическая активность и мальчишеские банды – это всё было не про меня. А ещё класса до шестого в школу ходил под чутким надзором бабушки. Представляете, насколько меня недолюбливали одноклассники, да?

Я прослыл ботаником, дохляком и маменькиным сынком. Насмешками дело не ограничилось. Крутые парни играли моей сменкой в футбол, отбирали бутерброды, ставили подножки. Били пару раз, но очень осторожно, почти без следов. Уроки физкультуры были адом – и мальчики, и девочки устраивали тотализатор: «Залезет ли Андрей по канату на самый верх или грохнется на полпути?», «Перепрыгнет через козла?» Жаловаться было бессмысленно, а просить помощи – не у кого. Родители много работали, и когда всё же случился разговор с отцом, он сказал: «Ты ж мужик, должен сам разобраться». В восьмом классе пришла молоденькая математичка. Она увидела всю эту ситуацию, поняла, что менять здесь что-то уже поздно, и хитростью заставила родителей перевести меня в другую школу посреди учебного года. Сказала им, что уровень школы слишком низкий для моих способностей, и через знакомых выбила мне место в гимназии. Там всё было совсем иначе. Классы хоть и делились на группки, по внешности никто не судил. В приоритете были мозги и умение общаться. Я не стал крутым парнем с кучей друзей, но отношения с другими учениками были вполне нормальные. Да и качалка сделала своё дело – я больше не отставал физически.

Гульнара, 21 год, модель

В школе я сама была той, которая травит. Классе в седьмом или восьмом незаметно для всех начали появляться группировки. То есть дети и раньше общались группками по несколько человек, но тут разделение было чётким: эти крутые, те отстой, эти ботаники, те странные. Я была среди красивых и, конечно же, крутых. К старшим классам всё было, как в подростковых киношках – четыре модные чикули с тонной макияжа, свой стол в столовой, большие вечеринки и право решать, кто чего достоин.

Над неугодными мы издевались. Причём своими руками почти никогда ничего не делали – подговаривали других устраивать игнор и прятать или портить вещи, придумывали идиотские прозвища, били по самому больному. Одну девочку рассорили с парнем из другой школы, придумав историю про то, что она нетрадиционной ориентации и встречается с ним на спор. Ещё одну девочку постоянно гнобили из-за того, что она очень странная – ходила одна, всегда с блокнотом для рисунков и очень тихо разговаривала. Короче, доставалось всем – и пухленьким, и странным, и очкарикам, и тем, кто просто косо посмотрел.

В последнее школьное лето перед 11-м классом я начала общаться с другой компанией. До сих пор не понимаю, как они меня приняли со всем моим тогдашним пафосом. Там очень классные ребята, не замороченные на роскоши и статусе. Музыканты, поэты, художники – хипповая и творческая тусовка. Однажды они меня вытянули на крошечную выставку. Картины были почти волшебными – нереально красивые, с душой нарисованные. Я в искусстве ничего не понимаю, но никак не могла избавиться от мысли, что где-то их уже видела. Когда меня подвели познакомиться с художницей, я обалдела – это та самая девочка, которую мы травили в школе, но в тот момент она была совсем другая. В ней был какой-то мягкий свет, выглядела она совсем не так забито и странно, а говорила вполне громко. Она меня узнала, но виду не подала. Приветливо со мной поговорила, рассказала про свои картины. А я чувствовала себя ужасно.

Сразу после нашего разговора я убежала домой и потом неделю не выходила из квартиры. Мне было так мерзко от самой себя, от того, как отвратительно я себя вела несколько последних лет. И ещё очень-очень страшно. Я понимала, что не смогу прийти в школу и снова вести себя так же. Но и как что-то поменять без того, чтобы самой не стать жертвой травли, я не понимала. Я бы, наверное, так и сидела в четырёх стенах, если бы мой друг не привёл эту художницу ко мне домой. Мы разговаривали всю ночь напролёт, я бесконечно просила прощения, а она смеялась и говорила, что все мы бываем идиотами, но не у всех хватает мужества это признать.

Как жертве справиться с травлей от всего класса

Во-первых, стоит задуматься почему же фокус пал именно на тебя. Попытайся разобраться в поведении своих одноклассников, сделав вывод кто согласен с травлей, а кто просто боится дать зачинщикам отпор. Поговори с потенциальными защитниками. Обязательно это делать не в школе, потому что часто дети ставят в авторитет того, кто начал травлю, продемонстрировав свое положение в классе.

Во-вторых, нужно понять свою невиновность в этой ситуации. Издевательство и унижение всеми видами буллинга-неприемлемы, какие бы конфликты или поступки не послужили причиной.

В-третьих, немедленно стоит сообщить родителям и учителям, подробно объяснив действия одноклассников, а также описать разговор с потенциальными защитниками. Попроси родителей, а особенно учителей, не сразу распространять информацию про травлю родителям твоих одноклассников. Эта новость только усугубит ситуацию в родительском чате.

В-четвертых, тебе стоит понять, что виновных вызовут к администрации школы, а в дальнейшем могут поставить на учет.

Чем могут помочь родители или учителя

Главной помощью, которую нужно оказать жертве в первую очередь, может стать поддержка взрослого человека. Нужно сразу дать понять испуганному ученику, что он не один, а травля его одноклассников – это неприемлемо.  

Буллеров сразу стоит вызвать с родителями к администрации школы и дать отпор. Учителю стоит объяснить, что их действия ведут к плохим последствиям в дальнейшем. Их однокласснику плохо, а не весело, как им.

Можно провести разговор социального педагога с каждым ребенком в классе. Если такой возможности не предоставиться, то дети могут пройти тест или посмотреть видео про травлю и ее виды. Также, стоит минимизировать контакт с буллерами.

Родители должны откровенно поговорить с ребенком, чтобы выяснить все детали проблемы. Если одноклассники не поймут свои ошибки, а ситуация будет все больше накаляться, стоит отвести жертву к психологу. Это может улучшить моральное состояние ребенка, а также появится больше уверенности в себе.

Еще одним способом помочь ребенку является знакомство с другими детьми. Он сможет поладить с новым человеком в его жизни, который никак не относится к травле в школе. Дети смогут стать друзьями, что реабилитирует жертву к дальнейшей жизни в обществе.

Автор статьи: Вероника Котенёва

Ссылки на изображения:

https://ambivert.club/wp-content/uploads/2018/02/ryanjohnson-bullying_wide-5511f9fb073fc82e19e273b930ad54e018bdcb3a.jpg

https://www.ivint.org/wp-content/uploads/2021/06/3987735-1536×1024.jpg

https://avatars.mds.yandex.net/i?id=d0ea03aea9022336dfc2e592c0b95985-5877938-images-thumbs&n=13